Всё по полочкам: северокорейский кризис

Внешнеполитические кризисы, связанные с Корейским полуостровом для всего мира стали уже настолько привычными, что волнуются по их поводу только стороны, непосредственно в них вовлечённые. Дважды в десятилетие корейские лидеры обещают миру устроить ядерный Армагеддон, обычно объявляя местами его локализации США и Японию. В отношении южного соседа обычно звучат угрозы менее глобальные, но от того не менее тревожные: в силу непосредственной близости, ему обещают гибель от огня чучхейской артиллерии.

Исторический экскурс

Если смотреть в корень, то главной причиной корейского кризиса является разделение страны. Следовательно предпосылки сегодняшнего противостояния КНДР с сильными мира сего были заложены в 1945 году, когда по договорённости между США и СССР Корею разделили по 38-й параллели, отведя влиянию двух сверхдержав соответственно южную и северную территорию. С тех пор противостояние СССР и США становилось и противостоянием двух новообразованных республик. Разделение страны не было на тот момент худшим продолжением истории Кореи, так как пришло на смену оккупации Японией, которая продолжалась практически 40 лет, 35 из которых страна не имела даже декларированного суверенитета.

В какой-то момент КНДР обзавелась собственной идеологией чучхе, которая является синтезом марксизма и махрового национализма, однако из-за экономической беспомощности политическое влияние Советского Союза оставалось значительным вплоть до 1991 года, а Китай обладает им и сейчас.

Кризис 2017 года

Причиной обострения отношений между США и КНДР стала активизация Северной Кореей испытаний в рамках собственных ядерной и ракетной программ. С начала 2016 года и по сентябрь 2017 в республике было проведено 4 ядерных испытания (одно из них — термоядерное), а в 2017 году произведено шесть пусков баллистических ракет, последние из которых, по оценкам специалистов, показали, что КНДР обладает технологиями доставки ядерных зарядов до континентальной части США.

В то же время, нельзя не отметить, что ядерную и ракетную программы Северной Кореи можно рассматривать и как ответ на активизацию военного сотрудничества США с Южной Кореей. Вашингтон и Сеул регулярно проводят совместные учения флотов у берегов КНДР. США, вероятно, проводят морские манёвры в меньшей мере с целью устрашения режима чучхе, а в большей степени для усиления своего военно-политического влияния в регионе, где традиционно главенствует Китай. Однако для лидеров Северной Кореи такая демонстрация выглядит угрожающе. Если учесть еще и размещение американских систем противоракетной обороны в Южной Корее, то стремление Пхеньяна наращивать военный потенциал становится ещё более понятным.

Между тем, явное нарушение Договора о нераспространении ядерного оружия с 2006 года стало причиной последовательного наложения на мятежную республику ряда экономических санкций со стороны ООН. В список санкций уже вошли ограничение поставок углеводородов, запрет на экспорт из КНДР некоторых минералов, запрещение поставок в страну любого оружия, товаров и технологий, которые потенциально могут быть использованы в военных целях. В настоящее время уже легче назвать, что можно продавать в Северную Корею, и что можно у неё покупать, чем привести полный список попавших под запрет товаров и технологий. Последние дополнения в санкционном списке запрещают покупку у КНДР текстиля и накладывают эмбарго на поставки в страну природного газа. По сути дела Северная Корея находится в кольце экономической блокады.

Лидеры КНДР вполне логично называют такие действия покушением на суверенитет страны и проводят последовательную линию на укрепление собственной обороноспособности, сопровождая её воинственной риторикой и размещением военной техники на границе с Южной Кореей. В настоящее время, по неофициальной информации, КНДР имеет 10-16 ядерных боеголовок и средства их доставки на 3-6 тысяч (по некоторым данным, до 10 тысяч) километров.

Цугцванг для США

В создавшейся ситуации, как это ни странно, наиболее уязвимыми оказались США, а вовсе не блокируемая КНДР. Специалист по Корее, профессор сеульского университета Кунмин Андрей Ланьков утверждает, что дела в республике вовсе не так плохи, как это изображает западная пропаганда:

— Появились первые прикидки урожая этого года. Конечно, прикидки иностранные, верить официальному Пхеньяну в таких вопросах нельзя, там товарищи врут легко и радикально, причём, в обе стороны, то завышая, то занижая статистику по политическим и пропагандистским соображениям. Но первые прикидки – очень хорошие. Получается, что будет в хранилищах 5,2 млн тонн, что очень близко к минимальному уровню самообеспечения (калориями, конечно, только калориями).

То есть, даже оставаясь в изоляции, небольшая республика обладает ресурсами для выживания.

В то же время, агрессивное поведение в регионе США поставило их перед выбором: закрыть глаза на военный рост КНДР или проводить военную операцию для нейтрализации угрозы. Оба варианты — проигрышные.

Воевать нельзя, т.к. на границе с Южной Кореей северяне сконцентрировали огромное количество артиллерийских систем, которые способны за несколько часов превратить Сеул в руины. Кроме того, даже если КНДР пока не способны поразить города континентальной части США, в зоне досягаемости их ракет находится как минимум остров Гуам, являющийся владением США, где расположена их военно-морская база. В случае обострения ситуации, Ким Чен Ын может также отдать приказ провести ядерную бомбардировку Японии.

Но нельзя и закрывать глаза на военное усиление режима Ким Чен Ына: это несёт опасность превращения Договора о нераспространении ядерного оружия в никому не интересную бумажку. Рано или поздно ядерное оружие Северной Кореи вынудит вести соответствующие разработки Южную Корею и Японию, а оттуда по цепочке охватит всю Юго-Восточную Азию, перекинется на Австралию. Чем больше стран обладают ядерным оружием, тем сложнее его контролировать. В результате уже через 20 лет ядерные арсеналы могут не только попасть в руки более или менее ответственных властей, но и стать достоянием террористических групп.

Отсюда истерики и потрясания кулаками из-за Тихого океана.

Дилемма Ким Чен Ына

Точнее, отсутствие какой-либо дилеммы. Дело в том, что прецедент добровольного отказа от разработки ядерного оружия мир уже знает: в конце 2003 года Ливия в закрытом режиме договорилась с США и Великобританией о сворачивании ядерных исследований и допустила на свою территорию инспекцию МАГАТЭ. Муаммар Каддафи прожил после этого меньше восьми лет, а страна, которой он управлял, с 2011 года погружена в хаос. 19 марта 2011 года вооружённые силы США и Франции совершили интервенцию на территорию Ливии, оказав военную помощь повстанцам, добивающимся отрешения от власти ливийского лидера.

За пять лет до этого, в 2006 году, был казнён Саддам Хуссейн, чему предшествовал официальный отказ Ирака от ввоза и производства оружия массового поражения. Через месяц после подписания Хуссейном соответствующего указа США и Великобритания бомбили Багдад.

Разумеется, имея перед глазами столь многоговорящие примеры и зная о неприятии Соединёнными Штатами режима чучхе, Ким Чен Ын понимает, что отказавшись от разработки и производства ядерного оружия, он сам себе подпишет приговор.
В 2011 году американская газета Christian Science Monitor писала:

«Восемь лет назад Ливия согласилась свернуть свою едва начатую ядерную программу. Более пяти месяцев назад НАТО начала устанавливать бесполетную зону в поддержку ливийских повстанцев. Начала бы НАТО кампанию бомбардировок Ливии, если бы непредсказуемый г-н Каддафи обладал бы ядерным оружием?

Принудительное ниспровержение Каддафи сделает задачу приобретения ядерного оружия и подавно оправданной для государств, которые чувствуют, что им угрожают извне. В свою очередь, это подорвет то видение идеи нераспространения, которое сложилось в мире в эпоху после холодной войны.»

Упомянутый выше Андрей Ланьков писал в статье для The Guardian в январе 2016 года:
«Ли Чун Хи, ветеран северокорейской журналистики заявил: «Мы не сдадим наше ядерное оружие, даже если небо обрушится на землю».

Это хотя и эмоциональное, но честное отражение того, что думает северокорейская элита. Они видели, что произошло в Ираке и Ливии, и они полны решимости предотвратить любые потенциальные иностранные вторжения. Нравится вам это или нет, их логика довольно проста.»

Интересы Китая и России

В регионе есть ещё два сильных игрока, кроме США — это Китай и Россия. Китай имеет длительные торговые и культурные связи с опальной республикой и прерывать ему их, разумеется, не хочется. И дело тут даже не в потерях от остановленной торговли: для такого экономического гиганта, как Китай это сущие гроши. Куда важнее то, что погружение в экономический кризис вызовет неконтролируемый поток беженцев из Северной Кореи в Китай, что способно дестабилизировать ситуацию в приграничных районах. Поэтому самые прагматичные расчёты вынуждают Китай защищать интересы «маленького корейца».

В то же время, смириться с наличием ещё одного ядерного государства прямо бод боком, Китай, разумеется, тоже не может, так как это серьёзно изменяет соотношение сил в регионе.

Примерно те же резоны учитывать интересы Северной Кореи, но добиваться её ядерного разоружения определяют и политику России.

Есть ли выход?

29 августа замглавы МИД России Сергей Рябков озвучил позицию российского внешнеполитического ведомства в отношении северокорейского кризиса:

— Уже всем очевидно, что ресурс санкционного давления на КНДР исчерпан. В Совбезе ООН более невозможно принимать резолюций, указывающих на невозможность военного решения проблемы.

Выход, как кажется, состоит в том, чтобы возобновить шестисторонние переговоры, прерванные в 2009 году. Сторонами переговоров должны выступить те же 6 стран, которые уже принимали в них участие: КНДР, Республика Корея, Япония, Китай, США и Россия. При этом американцам нужно быть готовым к тому, что результатом переговоров будет снижение их военной активности в регионе, а «северянам» — к остановке собственной ядерной программы и готовности «сдать» свои ядерные арсеналы. США должны будут принять на себя обязательства не пытаться повлиять на внутриполитическую ситуацию в КНДР ни политическими, ни экономическими, ни (особенно) военными методами — именно этого требовал Пхеньян от США ещё 14 лет назад, когда состоялись первые встречи в связи с ядерной программой Северной Кореи. Китаю и России прелстоит стать гарантами такого соглашения. Южной Корее придётся отказаться от американских систем ПРО на своей территории.

То есть, ситуация должна будет вернуться к некоему «нулевому» варианту, когда в регионе существовал относительно стабильный баланс. Сторонам переговоров необходимо будет исключить какое-либо дополнительное давление на Пхеньян: именно такое давление привело в 2009 году к выходу КНДР из переговорного процесса.

Но все такие договорённости могут быть лишь временными. Вообще же восстановить покой на Корейском полуострове можно, только устранив причину нестабильности. Эта причина указана в самом начале материала: разделение страны. Единая и внеблоковая Корея, принявшая на себя обязанности нейтралитета, как кажется, стала бы залогом мира и стабильности в регионе.

 
 

Поделиться



 
 
 
 

Оставить мнение

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

 

 

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>